eoc_one (eoc_one) wrote,
eoc_one
eoc_one

Проект "Sower"

Влияние на землю и агрокультурные виды длится уже долгое время, в том числе под воздействием технократической эволюции общества. Однако последние десятилетия выявили опасную тенденцию. Изменение состава почв начало происходить благодаря целенаправленному, точечному уничтожению живых элементов, формирующих среду обитания. Инновации в области генной инженерии, синтетической биологии и химии позволили модифицировать элементы природы на усмотрение человека. Это привело к созданию малоизученных, искусственных производных, интегрированных в природу и непосредственно влияющих на окружающий мир. Изменение состава почв, источников питьевой воды, модификация продуктов питания, воздействие на животный мир и активное использование терраморфинга - лишь малая часть.

Уже сейчас существуют облака, практически полностью состоящие из наборов аэрозолей; новые химические препараты изменяют состав почв в худшую сторону; влияние модифицированных культур на организм человека должным образом не изучено; программы терраформинга не принимают во внимания интересы исконных жителей территорий, но благоприятствуют бизнесу мега-корпораций; жертвами экспериментов с природными явлениями оказываются миллионы людей по всему миру.

Вернемся к истокам процесса. Печально известный ДДТ (дихлордифенилтрихлорэтан) распылялся более двадцати лет, начиная с 40-х годов двадцатого века. Он считался незаменимым синтетическим инсектицидом, полностью безопасным для теплокровных: борьба с эпидемиями, мировое увеличение производства продуктов на 40-50%, массовое применение в хозяйственных нуждах, включая борьбу с молью и комарами - вот лишь часть направлений. Все это сделало препарат по истине интернациональным. И только многочисленные исследования о его опасности к началу 60-х совершили переворот в сознании людей.

Не вызывая каких либо признаков отравления, ДДТ как и его аналоги (вроде вариаций ГХЦГ) накапливается в жировых тканях. Обладая мутагенными свойствами и попадая в кровоток, он приводит к необратимым изменениям текущего носителя (нарушение мозговой деятельности, деятельности печени и почек) и его потомства. Особенно это касается представительниц женского пола - молекулы ДДТ с легкостью проникают в молоко кормящих матерей и непосредственно к плоду.

Тем не менее, даже ужасающие последствия не остановили от массового использования вариаций гербицидов.
Правительство Колумбии распыляло огромное количество модифицированного варианта Агента “Оранж” над рисовыми полями с целью уничтожения сорняков. В результате произошел массовый падеж домашнего скота и птицы, дети с врожденными уродствами стали нормой, увеличилось количество выкидышей.

В начале 80-х широкую огласку получило распространение бутифоса над территорией Узбекистана, что привело к массовому появлению наследственных болезней и мертворожденных детей. Аналогичные по составу дефолианты распространялись над Туркменией.

Несмотря на очевидные проблемы, правительства не готовы отказаться от полного использования пестицидов и массовых распылений. Они игнорируют факт невозможности избирательно воздействовать на определенный вид насекомых. Будут непременно затронуты прочие виды растений, животных, а с ними человек.
Хорошо известные своим агрессивным подходом к влиянию на рынок продовольствия: “Монсанто”,”Дюпон” и “БАСФ” - остаются ключевыми игроками в разработке препаратов для поверхностного распыления. Они относятся к наиболее заинтересованным в развитии экспериментальной составляющей плана “Sower”.



“Монсанто” производит мировой бренд на основе глифосата, первые вариации которого появились еще в 70-х. “Раундап”, “Аккорд” и некоторые другие марки являются неизбирательными гербицидами, созданными для борьбы с сорняками. Экспериментируя на территориях Латинской Америки, компания создала несколько сотен различных вариаций препарата, каждый из которых воздействовал наиболее успешно на определенные типы сорняков, но наносил непоправимый вред земле и семенам, которые не подготовлены к опылению (то есть генетическая структура которых, не имеет возможности противостоять агрессивному воздействию препарата).

По исследованиям независимых экспертов, все изученные вариации “Раундапа” являются мутагенными. Они превышают заявленный уровень токсичности в десятки раз, не проходя тесты по канцерогенным и тератогенным эффектам. Однако покровительство ряда международных структур не позволяет добиться повсеместного запрета на массовые распыления и продажу препарата, без точного указания побочных эффектов от его использования. Все исследования проводились распространителем продукта, либо при его непосредственном участии.

Глифосат (фосфонометил) - ингибирует и подавляет аминокислоты, необходимые для выживания микроорганизмов и растений. Ряд ферментов под воздействием глифосата заметно снижают активность, а в совокупности с инертными компонентами препарата влияют на детоксифицирующие процессы. Таким образом, воздействие идет не только на саму структуру растения, но и на человека, который лишен ряда аминокислот, получаемых исключительно из пищи.

Длительное применение глифосата негативно воздействует на окружающую среду: около 60% полезных насекомых оказываются уничтоженными, острой интоксикации подвергается рыба; уничтожаются дикие растения, не имеющие генетической защищенности от препарата, что сказывается на популяции птиц всего региона; ингибируя азотофиксацию, препарат влияет в худшую сторону на всхожесть семян и вес рассады.

Представители компаний указывают на тот, факт, что производят распыления над собственными территориями экспериментальных посевов, однако и это не соответствует истине. Воздействию глифосато-содержащих компонентов подверглись незащищенные территории, кроме того, дрейф препарата в случаях распылений с вертолетов достигал 500-700 метров, с самолетов до трех километров. Периодически фиксируются очаги поражения в несколько сотен акров земли. Как известно, период распада глифосата достаточно длителен и в большинстве почв он иммобилен. В прудовой воде глифосат может оставаться до трех месяцев и до полугода в иле.

Также необходимо указать на ряд компонентов, присущих большинству основных препаратов, распыляемых с воздуха: изопропиламин, пирролидинон, пеларгоновая кислота, бутилкарбамат и ряд других крайне негативно воздействуют на физическое состояние человека, вызывая аллергические реакции, диарею, депрессию иммунной системы, раздражение слизистых оболочек и дыхательных путей.

Рассмотрим основные задачи проекта “Sower” в настоящем и ближайшем будущем.
1. Распыление веществ, влияющих на изменение состава почв в отдельно взятом районе. Насыщение земли нанопорошками и экспериментальными комбинациями веществ.

2. Влияние на структуру плодовоовощных в процессе созревания, дистанционная модификация через использование самоорганизующихся наноорганизмов.

3. Воздействие на паразитов с целью их физической деактивации в процессе взаимодействия с агрокультурой. Агрокультура, подвергнувшаяся модификации становится для вредителя ядом, либо теряет привлекательности в виду изменившихся свойств. На вкусовых качествах этот процесс сказывается минимально, хотя и теряется насыщенность.

4. Создание у агрокультур зависимости от распыляемого “супа”. Подвергнувшись модификации и получая специально подготовленный набор веществ, растения и плоды уже не могут нормально развиваться при естественных условиях. Аналогичное потомство дадут их семена.


Развитие модифицированных агрокультур на данный момент представляет из себя огромный сектор капиталовложений. Появляются технические сорта, как картофель “Амфлора”, призванные за счет низкой себестоимости потеснить на рынках многие традиционные культуры. Подобные образцы ограничены законами о повсеместном распространении, однако лоббисты упорно продвигают их на региональном и международных уровнях как дешевую и качественную продукцию. В листе ожидания уже несколько десятков различных культур, готовых попасть на лавки бакалей и супермаркетов, в случае одобрения их правительствами мира. Опасность вызывает не сам факт генной модификации продукта, а небрежное, зачастую фальшивое научное обоснование его безвредности и влияния на человека.

Дополнение.

“...За последние тридцать с лишним лет разнообразие плодовоовощных культур значительно снизилось. Вы и сами можете наблюдать практически полное отсутствие некоторых сортов на прилавках магазинов. И это в век технологического развития и новаторских решений в области сельского хозяйства.

В: Чем это обосновано?

О: Мы все более укрепляемся в транснациональной, корпоративной системе отношений. 20 век стал периодом сожительства этих огромных бизнес империй с мелкими капиталами. Последние занимали свою нишу и не составляли реальной конкуренцию. Но пришло новое время. Технократия дала такие манипулятивные инструменты в руки гигантов бизнеса, что частный сектор оказался под угрозой разорения. Это одна сторона медали. С другой стороны изменилась продовольственная концепция. Сейчас все работают над тем, чтобы унифицировать продукцию. Избавиться от сложных цепочек производства, сократить затраты удобрения и уход за культурами, упростить систему контроля качества на всех стадиях производства. Желание продать обывателю заменитель мяса, который выглядит идентично натуральному по запаху, цвету, вкусу слишком велика. Прибыль имеет значение. Все остальное вторично.

В: Мы говорили о частном секторе - фермерских хозяйствах и предпринимателях с небольшим годовым оборотом. Каковы тенденции в этой области? Повлияло ли новое время на качество продукта?

О: Здоровое питание - тренд современности. Это тоже марка, лейбл. И этот лейбл в большинстве своем курируется холдингами. Людям говорят - не ешьте гамбургер, он синтетический, напичкан химикатами и подрывает ваше здоровье. Лучше отправляйтесь в магазинчик здорового питания и заплатите в 2-3 раза больше за салат латук или морковь, выращенный в чистом грунте. Казалось бы все честно и нет никакого противоречия. Но часто ли покупатель интересуетесь историей происхождения своей покупки. Где она росла, в каких условиях, каким типам воздействия подвергалась. Он находит дату урожая, территорию выращивания, вот собственно и все. Возможности узнать что-либо более того нет, да и людям это не надо. В течении трех последних лет мы выявили несколько фирм, распространявших якобы качественный, экологически чистый товар. На самом деле они закупали его у тех же поставщиков, что и крупные супермаркеты, а затем перепродавали через псевдо-фермерские, курьерские конторы в два-три раза дороже. Продукты питания - очень прибыльный бизнес и это обстоятельство играет против потребителя.

В: Существуют ли серьезные различия между предпринимателями частного агросектора в Латинской Америки?

О: Мы выявили три основных группы. Первые работают под управлением транснациональных корпораций, но создают иллюзию своей независимости по отношению к рынку продовольствия. Они формируют сторонние бренды, имитируют борьбу за здоровый образ жизни и, якобы, противостоят гигантам продуктового бизнеса. Такие конторы максимально интегрированы в общую цепочку и являются подотчетными главным игрокам рынка.
Вторые более независимы, но вынуждены приобретать семена, удобрения, расходные материалы у корпораций хим-тех направленности. Отказ означает полную неконкурентоспособность по сравнению с холдингами. Холдинги могут опускать цены до минимально возможного порога за счет огромного оборота, частники нет.
Холдинги используют химию для борьбы с вредителями, частники делают ставку на ручной труд безопасность и снова проигрывают. Холдинги максимально сокращают издержки по транспортировке товаров, частники и здесь в накладе. Как итог, частный предприниматель уступает во всем и оказывается буквально задавлен без помощи от государства.
Получается, что взаимодействие с представителями крупного бизнеса становится вопросом выживания. Желание делать качественную продукцию есть, но возможности оставаться независимыми, самоокупающимися организациями все меньше. В тот самый момент, когда они приобретают те же сомнительные семена или химикаты, вопрос качества товара уже очевиден.
Третьи представляют из себя небольшие хозяйства для местечковой торговли, без выхода на мировой рынок. Все зависит от того, насколько честен этот фермер перед собой и покупателем, какие методы обработки земли он использует.
Бывает и так, что земля на который растут его огурцы уже заражена или подвергнута воздействию из вне. Это не сказывается на внешнем виде продукции, но влияет на внутреннюю консистенцию.

В: Все таки, с чем связано уменьшающееся количество сортов? Ведь, казалось бы, в век генетики мы можем иметь огромное разнообразие видов?

О: Сейчас ставка делается не на то, что от природы вкусно и полезно, а на то, что быстрее растет, дает лучший урожай, более стойко к негативным факторам воздействия. Отсутствие множества сортов, которые были популярны тридцать-сорок лет назад, подтверждает эту тенденцию. Они не выгодны с точки зрения прибыли, значит, будут тянуть производителя назад по отношению к глобальному рынку. Это межвидовая борьба нового времени.

В: Но, при желании, можно было бы вернуть на рынок вытесненные сорта?

О: Да, это возможно. Тогда предприниматель будет вынужден работать себе в убыток, поскольку двадцать первый век диктует свои правила, нравится кому-то или нет. Правила всегда работают до тех пор, пока их принимает большинство”`.


(Из интервью со специалистом в области сельского хозяйства Латинской Америки Ариэль Флоресом для ЕОК)

Перспективные открытия в области генетики сформировали новую концепцию “разумного воздействия”. Разработчики пришли к выводу, что бесполезно искать единое средство от всех болезней, гораздо практичнее двигаться в сторону региональных модификаций с присущими им особенностями агрорынка - типы земли, вида сорняков, погодные условия и прочее.
Препараты новой эпохи могут быть менее токсичными и более эффективными, благодаря новинкам генной инженерии и нанотехнологиям. Подобные манипуляции выводят международную сельскохозяйственную игру на новый уровень.
Компании монополисты стремятся приватизировать наиболее удачные сорта, включив их в круговую систему патентов, одновременно навязывая свои культуры независимым фермерствам по всему миру. Усовершенствованный контроль за посевными территориями через распыленные нанодатчики (они же БНМ - биологические наномаркеры) в перспективе создают благоприятную почву для нового витка противостояния брендов.
Только речь не о бытовой технике или готовых продуктах питания. Приватизируются наиболее стойкие и доходные сорта плодоовощной продукции. Компании не просто получают лучший урожай, но превалируют на рынке питания, постепенно вытесняя любых конкурентов без адаптированных сельхоз угодий.
Поскольку в свободном доступе не существует единого списка всех экспериментальных типов смесей, применявшихся за последние годы, отсутствует возможность проводить контроль по распылению, включая государственные территории и заповедные зоны. Агрессивные компоненты, некоторых из смесей могут крайне негативно воздействовать на любые не промаркированные культуры. Этот фактор станет одним из ключевых в новой войне брэндов, результат которой негативно скажется на частниках и потребителях.

Послесловие.

Меня часто спрашивают о том – насколько правдивы мифы о желании корпораций и правительств уничтожать население планеты, используя модифицированную пищу. Я считаю, что вопрос ставится в корне не верно. Основная цель любого предпринимателя заключается в извлечении прибыли. Для этого издержки должны быть минимальны, а отпускная цена продукта максимальна. В реальности существует множество промежуточных звеньев, которые необходимо учитывать, но это не меняет сути.
Чем больше покупателей, тем выше доход. Разве повышение качества как-то способствует росту прибыли? Нет. Требуется больше материальных и временных издержек, что приводит к увеличению конечной стоимости, которая потребителю уже не нравится. Глобальная экономическая политика позволяет жить по желаниям, а не нужде очень скромной части населения. Остальные ежемесячно считают средства, которые в значительной мере уходят на питание. Дешевые продукты стали одним из фундаментов современного общества, но лишь немногие покупатели хотят вникать – за счет чего эти продукты стоят дешевле.
Хорошо, они могут отличить разницу от товаров со значительным содержанием химии, в том числе по вкусовым факторам. Но, голосуя деньгами за тот или иной продукт, люди вынуждены учитывать необходимый минимум в потреблении пищи. Если вам не хватает денег на экологически чистый продукт, то одного презрения и гордости недостаточно, чтобы побороть голод.

Второй фактор относится непосредственно к борьбе монополистов рынка питания. Они воюют друг с другом, попутно выдавливая частников и мелких конкурентов. Создав мощный форпост своих интересов в городе или целом регионе, не составит труда отсекать лишние фирмы и компании. Здесь должен быть задействован фактор государственного давления, который эффективно противостоит монополиям и оставляет равные возможности в области конкуренции. Но сращивание ТНК и государственных структур настолько значительно, что целые страны оказываются проводниками частных интересов, иногда представляющих совершенно иные государства. Этот маргинальный клубок чрезвычайно запутан и в попытке развязать его активирует глобальный эффект домино.

Нам говорят, что питания не хватает для постоянно растущего населения мира, поэтому необходимы дешевые заменители, имитаторы, которые будут по карману беднейшим слоям. Давайте подумаем – как мы пришли к столь нерациональному использованию ресурсов? Почему мы допустили возможность потребления некачественных, синтетических, искусственно созданных продуктов? Почему каждый день ходим в магазины и голосуем за них своей валютой? Почему превратились в беспомощных, слабовольных граждан государств, интересы которых не совпадают с нашими? Разве не мы являемся их главными акционерами?

А что, если случится чудо и все производители некачественных товаров уйдут? Что тогда? Готовы ли городские жители налаживать собственное производство необходимого или способствовать росту качества? Возводить огороды и теплицы для нужд семьи? Да, для этого необходимо диалог государства и частного сектора, когда отсутствуют монополии, цены адекватны затратам и экономическому состоянию общества, а качество находится под контролем эффективных систем мониторинга.

Но еще такое возможно лишь там, где каждый гражданин участвует в процессе, пусть и опосредованно. Это сложно, потому что легко сказать, будто от нас ничего не зависит. Именно вы - как и миллионы других ходите в магазины и потребляете товары, ради вас эти товары производят и выкладывают на прилавки. Лучше ли вы тех, кого называете узурпаторами власти, паразитами? Или просто ленивее? Кто, кроме вас заинтересован в изменении ситуации?

Борьба всегда отнимает много сил, а отказ от нее создает имитацию умеренного благополучия. Пока большинство не осознает всю порочность такой стабильности, наша цивилизация скатывается по спирали деградации вниз.


(экономист Хуан Ортега для ЕОК)
Tags: chemtrails, sower, ГМО, Монсанто, ТНК, государства, пестициды, химиотрассы, химическая еда, химия, химтрейлы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments